О паттернах, обучении и эффективности

Алексей Гвоздев

Речь у нас пойдет главным образом о паттернах. Что же такое паттерн? В самом общем смысле – устойчивый, повторяющийся элемент структуры, шаблон. Ну, например, если солнечный цвет разложить на спектр, то мы увидим радугу. «Каждый охотник желает знать, где сидит фазан»… Есть четкая последовательность цветов, и не бывает так, чтобы красный шел между синим и желтым. Или классический разговорный паттерн – на вопрос: «Как дела?», подавляющее большинство отвечает: «Нормально». Проход в метро через турникет, устоявшиеся протоколы совещаний, ритуалы встреч и расставаний – это все паттерны. Если говорить о паттернах в поведении – то это набор, действий доведенный до автоматизма. Вспомните, как вы учились писать в прописях. Вначале базовые элементы, микро-паттерны – палочки, крючочки, кружочки, потом из них складывали буквы. Теперь вы вряд ли задумываетесь, из каких элементов состоят те или иные буквы – просто пишете слова и все. У вас есть сформировавшиеся двигательные паттерны для этого занятия.

Какие же у паттернов основные свойства? Во-первых, зная, какой мы наблюдаем паттерн, мы можем по его куску восстановить все. Если мы в дырочку крыши увидели в небе после дождя оранжевый, желтый и зеленый цвета, то, подвигав головой из стороны в сторону, мы точно можем увидеть все соседние цвета радуги. Во-вторых, паттерн представляет собой нечто целостное. Мы можем долго расписывать, какие действия мы предпринимаем, для того, чтобы стартовать автомобиль с места, а можем сказать — я тронулся с места. И для человека, хорошо освоившего управление автомобилем, это будет действительно целостный кусок поведения, о деталях которого он не задумывается – просто делает и все. Попробуйте ради интереса найти у себя в быту устойчивые поведенческие паттерны – на какую ногу надеваете первый ботинок (встал не с той ноги – привычный мир «не в порядке» – ничего не напоминает?), с какой стороны начинаете чистить зубы и т.д. Вы удивитесь, насколько обильна наша обычная жизнь паттернами! Огромная часть деятельности – это привычные, сложившиеся годами паттерны. Лишь верхушка айсберга – наше сознание, которое иногда вмешивается для выбора очередного паттерна в очень туманной и непонятной ситуации или формирования нового паттерна.

И, в-третьих, это уже относится к поведенческим паттернам – осознанно мы контролируем начало и выход из паттерна, а то, что внутри – как правило вот так запросто не поддается контролю и «репаттернированию», перепрограммированию устоявшихся паттернов. Поэкспериментируйте несколько ближайших вечеров, когда будете зубы чистить – начните с непривычной стороны и пройдите по новому маршруту. Зуб даю, что большинство из читателей вспомнят про это упражнение, уже начав чистить с привычной стороны – потому что настоящее начало паттерна раньше – в тот момент, когда Вы взяли зубную щетку, «снарядили» ее для чистки пастой или порошком, и понесли ко рту. Подойдя к знакомому, начните привычное рукопожатие, но, не доведя руку до контакта с его рукой, остановите. И понаблюдайте реакцию. Что, «завис»? Выбирает новый паттерн, новое поведение? Гипнотизеры пользуются этим зависанием, чтобы предложить свой вариант: «А сейчас ты почувствуешь свое дыхание, которое может стать глубже и это значит, что ты погружаешься в приятный транс, в котором твои способности растут и возможно тебе интересно, что я скажу дальше...».

Что из этого следует? Ну, начнем с того, что для того, чтобы обучиться какой-либо новой деятельности, нам приходится разбирать привычные паттерны на детали, и заново оттачивать часть из них. Когда человек приходит учиться танцам, его заново учат ходить, поворачиваться, балансировать центром тяжести, двигать руками, головой. Когда человек может успешно и качественно выполнять каждый из элементов, их начинают группировать в более сложные. Чем более явные различия в элементах (разумеется, в рамках физических возможностей) – тем их проще отследить и обучиться новому. Одно из самых сложных переучиваний – смена школы боевого искусства в рамках одного стиля – различия минимальны и тело привычно «впрыгивает» в старые паттерны. Поэтому так важен для обучения навык калибровки – умения находить все более и более тонкие различия в поступающей информации, и умение замечать как можно больше различий одновременно.

Кроме того, бывают паттерны более эффективные или менее эффективные, в зависимости от контекста, в котором они используются. Если когда-то Вы обучились паттерну, но сейчас он начал Вам мешать, можно его перестроить, но совсем отказываться от него не стоит – может пригодиться. Например, если когда-то Вы стали менее чуткими к эмоциям окружающих, потому, что у Вас был родственник, который любил пофонтанировать не самыми лучшими эмоциями, поорать на окружающих, то чтобы стать более эффективным в общении полезно научиться более живо и эмоционально реагировать на эмоции других. Но только на те, которые нужны в данный момент Вам. А навык гасить свои эмоции полезен в те моменты, когда вы не хотите поддерживать ненужные Вам эмоции других.

Когда мы моделировали одного из лучших тренеров в России, со-основателя НЛП Фрэнка Пьюселика, мы задались вопросом: «Что же делает его таким великолепным рассказчиком историй?». И в чем различие между ним и другими рассказчиками, которые также эмоциональны в своем рассказе, но при этом не создают потрясающего эффекта «присутствия» слушателя «внутри» истории? Просматривая многие часы видеозаписей его выступлений, мы отследили очень интересный паттерн: в конце рассказа истории Фрэнк на доли секунды замирал, а потом веселился, удивлялся, восхищался вместе с аудиторией. Путем анализа того, что же он делает в эти мгновения, мы выяснили, что он в этот момент мысленно «перепрыгивает» в роль слушателя, оценивает свое выступление, и, присоединяясь к залу, эмоционально ведет его за собой. В сочетании с другими приемами это давало мощное ощущение сопереживания рассказчику. Этот паттерн оказался одним из ключевых, без которого модель артистичного рассказа историй теряла свою эффективность и зрелищность.

Известный антрополог Грегори Бэйтсон в книге "Шаги к экологии разума" рассказывает интересную историю о том времени, когда он исследовал коммуникационные паттерны у дельфинов в Институте морских исследований на Гавайях. Он наблюдал, как дрессировщик учил дельфина выполнять трюки перед зрителями. В первый день, когда дельфин делал что-то необычное, например, выпрыгивал из воды, дрессировщик подавал звуковой сигнал и бросал дельфину рыбку в качестве награды. И каждый раз, когда дельфин повторял этот прыжок, дрессировщик подавал сигнал и бросал рыбку. Очень скоро дельфин усвоил, что такое поведение гарантирует ему рыбку, и он повторял его снова и снова и подплывал к дрессировщику в ожидании награды.

На следующий день дельфин вновь начинал выпрыгивать из воды и требовать рыбку, но никакой награды не следовало за этим. Он повторял свои бесплодные попытки еще некоторое время, а затем с досады совершал какой-нибудь новый трюк, например, переворот. И тогда дрессировщик снова подавал звуковой сигнал и бросал дельфину рыбку. После этого дельфин повторял этот новый элемент и всякий раз ему доставалось вознаграждение. Но ни одной рыбки за вчерашний трюк, только за что-то новое. Эта процедура повторялась в течение 14 дней. Каждый день сначала дельфин некоторое время пытался воспроизводить выученный вчера трюк, не получая награды. Лишь когда он делал что-то новое, получал рыбу. На пятнадцатый же день он внезапно усвоил правила игры. Он вдруг становился совершенно необузданным и демонстрировал удивительное представление, включавшее восемь новых необычных трюков, четыре из которых еще никто не видел до этого. Дельфин поднялся на более высокий уровень обучения. Он, казалось, понял не только как генерировать новое поведение, но и те правила, которые определяют, когда и как создавать новые трюки.

И вот еще что важно: в течение тех же 14 дней Бэйтсон наблюдал, как этот дрессировщик бросал кусочки не заработанной рыбы своему питомцу в не учебное время. На вопрос Бэйтсона дрессировщик ответил: "Это я делаю для того, чтобы поддерживать отношения с дельфином. Если у нас с ним не будет хороших отношений, он вообще ничему не захочет учиться."

Так что паттерны бывают разные, как на уровне простого поведения, так и более сложного. Паттерны мышления «внутри головы», которые «снаружи» можно отследить лишь при хорошей тренировке, умении замечать микродвижения мускул, глаз, цвета кожи, и паттерны «мышления телом» –поскольку всякая сложная физическая деятельность включает в себя огромное количество двигательных реакций. Паттерны внутри каждого человека, которые оказывают влияние на формирование групповых паттернов. Кто в вашем коллективе первым инициирует вечеринки? Кто чаще всего соглашается с директором на совещании, а кто первым начинает критику новых предложений «снизу»? Кто на самом деле в совете директоров является лицом, принимающим решения – генеральный, или серый кардинал? Через каких лиц проходит цепь принятия решения, или же это происходит в одной голове, а остальные – хор поддержки. На кого и как влиять в первую очередь, а на кого во-вторую, если Вы хотите, чтобы приняли нужное Вам решение? Все это вопросы умения замечать и использовать паттерны, прерывать уже сложившиеся, но деструктивные и создавать новые, более эффективные.

Однажды мы проводили тренинг для корпоративного заказчика. И сильно удивлялись тому, что группа вначале регулярно уходила от предложенного нами паттерна «мини-лекция – вопросы – упражнения - дискуссия», а во время мини-лецкии постоянно пыталась нас склонить к дискуссии, что мешало нам дать необходимый для усвоения материал. Оказалось, что в помещении, где мы проводили тренинг, у сотрудников компании были регулярные семинары в формате диспутов, и у них автоматически включались привычные паттерны. Потребовалось определенное время и тренерское искусство, чтобы перейти к тому формату, который был нами запланирован, как более эффективный для данного тренинга.

Резюмируя, предлагаю задуматься над вопросом: кто же кого на самом деле контролирует — мы свои паттерны или паттерны нас? Большинство духовных и философских практик предлагает путь к большей осознанности в жизни, при этом ища баланс между контролем и «не-деланием». Я бы добавил, что современный Мастер позволяет событиям происходить, телу – жить, но так, как хочет мастер. Зная свои успешные паттерны, выбирает, с какой ноги ему начинать путь в тысячу ли, но не мешая ногам шагать, потому, что он доверяет этот процесс телу, и точно зная, куда он хочет прийти. Мне кажется, что НЛП содержит в себе достаточно инструментов, для того, чтобы «подружиться» со своими паттернами и двигаться по пути к большей гибкости и успешному достижению своих целей так, чтобы, как говорит тов. Кениг, на этом пути все было путем!
 

Источник: mcnlp.ru
 

Категория: